• 19.02.18  Сегодня - У православных начинается Великий пост
  • 19.02.18  Сегодня - Всемирный день защиты морских млекопитающих (День кита)
  • 19.02.18  На 23-м году жизни скончалась уфимская рапиристка Татьяна Голосеева
  • 19.02.18  Выплаты клиентам «Уралкапиталбанка» начнутся не позднее 1 марта
  • 19.02.18  В Уфе открыли самый большой в мире дом-перевертыш
  • 19.02.18  Уфимец выиграл в лотерею более 26 млн рублей‍
  • 19.02.18  Учалинский «Горняк» проиграл красноярскому «Соколу» 1:2

Неуловимые мыслители

Встреча президента республики с писателями, состоявшаяся 18 июня в Национальной библиотеке, была широко освещена в прессе. Общий тон публикаций мало отличался от сообщений федеральных СМИ о встречах высших российских руководителей с писательской братией.

Автор: Игорь САВЕЛЬЕВ
версия для печати
1 | 1

Сейчас попытался прикинуть — таких бесед в новейшей истории было, кажется, пять: в 2005-м Владимир Путин и Жак Ширак общались с делегацией российских литературных звезд в Елисейском дворце; затем тогдашний вице-премьер Дмитрий Медведев побеседовал с добрым десятком «топовых» авторов; в начале 2007-го Владимир Путин внезапно для всех принял группу молодых писателей; спустя два года он же отпраздновал в писательском кругу свой день рождения; а год назад повстречался с группой авторов на мероприятиях Российского книжного союза. Я опускаю некоторые «промежуточные» мероприятия: так, Дмитрий Медведев, уже в статусе президента, общался с молодыми деятелями культуры, среди которых были и литераторы; Владислав Сурков несколько раз принимал писательские делегации в бытность свою одним из руководителей кремлевской администрации и прочее.


Да. Пожалуй, я назвал все мероприятия такого рода. Большинство из них, кстати, устраивались в одном примерно стиле — большой круглый стол, чаще всего с чашками чая, от десяти до пятнадцати приглашенных, призыв хозяина встречи к неформальному разговору, в случае с Путиным однажды подкрепленный «тяжелой артиллерией» (собакой Кони).


Чаще всего — неподготовленность гостей (как будто их подняли с постели и привезли на «воронке», а не предупредили заранее), невнятность высказываний, резкие перепады тем — от высокого до каких-то нелепых частностей, не вполне достойных такого разговора. Чаще всего — удивление хозяина, явно ждавшего чего-то другого. Причем Рустэм Хамитов это удивление скрывать не стал и был достаточно откровенен: «Я шел на встречу писателей, а попал на встречу финансовую».


Но я считаю нужным сказать об отличии, которое мне кажется главным. Почти все мероприятия, о которых я упомянул выше, соответствовали сложившемуся «государственному стандарту», формату любых подобных встреч: была официальная часть беседы и неофициальная, без прессы. В Ново-Огарево, куда приезжали молодые авторы, это были — по ощущениям — даже как две разные беседы, в том числе и визуально: когда ушла пресса, охрана раздвинула тяжелые шторы и погасила электрический свет. Видимо, наглухо зашториваться на «официальной части» принято затем, чтобы солнце не мешало телекамерам. Недавняя беседа с Рустэмом Хамитовым же фиксировалась журналистами от и до, все два часа. Мне эта открытость понравилась.


Так что же наша пресса? — мое лирическое отступление слишком затянулось. Тон публикаций российской и башкортостанской печати о похожих мероприятиях, в целом, совпадал (в целом — потому что наши журналисты обычно пишут более уважительно, чем их московские коллеги). В большей или меньшей степени это такое легкое удивление от экзотики, даже с долей иронии. Да, писатели в наше время — своего рода экзотика (не привилегированная каста, как было в советские годы, и вроде бы даже не совсем профессия). Разноголосица их спонтанных речей по сравнению с обычной четкостью президентского протокола — экзотика. Даже финансовые вопросы в такой постановке и то экзотика (денег у президентов просят многие, если не все, но только писатели просят их только за то, что они писатели, без всяких других разумных обоснований, смет и прочего).


Литературная среда — мир очень тесный, что в российских масштабах, что в республиканских. Все друг друга знают, и все всё друг другу передают, так что судить можно обо всех встречах в формате «писатели — власть». Почти все их участники выходили из высоких кабинетов и торжественных залов с одинаковыми эмоциями: «Эх! Да что же я не обсудил то-то и то-то, а молчал или говорил о чем-то второстепенном, да так неудачно». Серьезные, умные, откровенные разговоры, которых так ждали от этих бесед государственные и политические лидеры, все-таки происходят, но постфактум, и в головах литераторов, которые без конца прокручивают: вот что надо было сказать и вот как ответить.
Интересный вопрос: а почему так происходит? Почему военачальники, директора заводов, министры какие-нибудь не терзаются (вероятно) такими вопросами, а внятно и предметно обсуждают все то, что обе стороны хотят обсудить?


Думаю, дело в тонкости, заведомой неуловимости этих понятий: духовность, нравственность, воспитание души человека. Тех вопросов, которые озвучиваются во вступительном слове к каждой встрече «писатели — власть», но в первые же минуты подменяются всем, чем угодно, — но другим. Мне кажется, что ни писатели, ни власть пока так и не научились об этом разговаривать на понятном друг другу языке. Но — мучительно пытаются, а может быть, и учатся. Хорошо бы, если так.

Сейчас попытался прикинуть — таких бесед в новейшей истории было, кажется, пять: в 2005-м Владимир Путин и Жак Ширак общались с делегацией российских литературных звезд в Елисейском дворце; затем тогдашний вице-премьер Дмитрий Медведев побеседовал с добрым десятком «топовых» авторов; в начале 2007-го Владимир Путин внезапно для всех принял группу молодых писателей; спустя два года он же отпраздновал в писательском кругу свой день рождения; а год назад повстречался с группой авторов на мероприятиях Российского книжного союза. Я опускаю некоторые «промежуточные» мероприятия: так, Дмитрий Медведев, уже в статусе президента, общался с молодыми деятелями культуры, среди которых были и литераторы; Владислав Сурков несколько раз принимал писательские делегации в бытность свою одним из руководителей кремлевской администрации и прочее.
Да. Пожалуй, я назвал все мероприятия такого рода. Большинство из них, кстати, устраивались в одном примерно стиле — большой круглый стол, чаще всего с чашками чая, от десяти до пятнадцати приглашенных, призыв хозяина встречи к неформальному разговору, в случае с Путиным однажды подкрепленный «тяжелой артиллерией» (собакой Кони).
Чаще всего — неподготовленность гостей (как будто их подняли с постели и привезли на «воронке», а не предупредили заранее), невнятность высказываний, резкие перепады тем — от высокого до каких-то нелепых частностей, не вполне достойных такого разговора. Чаще всего — удивление хозяина, явно ждавшего чего-то другого. Причем Рустэм Хамитов это удивление скрывать не стал и был достаточно откровенен: «Я шел на встречу писателей, а попал на встречу финансовую».
Но я считаю нужным сказать об отличии, которое мне кажется главным. Почти все мероприятия, о которых я упомянул выше, соответствовали сложившемуся «государственному стандарту», формату любых подобных встреч: была официальная часть беседы и неофициальная, без прессы. В Ново-Огарево, куда приезжали молодые авторы, это были — по ощущениям — даже как две разные беседы, в том числе и визуально: когда ушла пресса, охрана раздвинула тяжелые шторы и погасила электрический свет. Видимо, наглухо зашториваться на «официальной части» принято затем, чтобы солнце не мешало телекамерам. Недавняя беседа с Рустэмом Хамитовым же фиксировалась журналистами от и до, все два часа. Мне эта открытость понравилась.
Так что же наша пресса? — мое лирическое отступление слишком затянулось. Тон публикаций российской и башкортостанской печати о похожих мероприятиях, в целом, совпадал (в целом — потому что наши журналисты обычно пишут более уважительно, чем их московские коллеги). В большей или меньшей степени это такое легкое удивление от экзотики, даже с долей иронии. Да, писатели в наше время — своего рода экзотика (не привилегированная каста, как было в советские годы, и вроде бы даже не совсем профессия). Разноголосица их спонтанных речей по сравнению с обычной четкостью президентского протокола — экзотика. Даже финансовые вопросы в такой постановке и то экзотика (денег у президентов просят многие, если не все, но только писатели просят их только за то, что они писатели, без всяких других разумных обоснований, смет и прочего).
Литературная среда — мир очень тесный, что в российских масштабах, что в республиканских. Все друг друга знают, и все всё друг другу передают, так что судить можно обо всех встречах в формате «писатели — власть». Почти все их участники выходили из высоких кабинетов и торжественных залов с одинаковыми эмоциями: «Эх! Да что же я не обсудил то-то и то-то, а молчал или говорил о чем-то второстепенном, да так неудачно». Серьезные, умные, откровенные разговоры, которых так ждали от этих бесед государственные и политические лидеры, все-таки происходят, но постфактум, и в головах литераторов, которые без конца прокручивают: вот что надо было сказать и вот как ответить.
Интересный вопрос: а почему так происходит? Почему военачальники, директора заводов, министры какие-нибудь не терзаются (вероятно) такими вопросами, а внятно и предметно обсуждают все то, что обе стороны хотят обсудить?
Думаю, дело в тонкости, заведомой неуловимости этих понятий: духовность, нравственность, воспитание души человека. Тех вопросов, которые озвучиваются во вступительном слове к каждой встрече «писатели — власть», но в первые же минуты подменяются всем, чем угодно, — но другим. Мне кажется, что ни писатели, ни власть пока так и не научились об этом разговаривать на понятном друг другу языке. Но — мучительно пытаются, а может быть, и учатся. Хорошо бы, если так.

Опубликовано: 28.06.12 (23:11) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Колумнисты
В комсомол в первую очередь принимали самых лучших, и в том тоже был воспитательный момент.    
Написать комментарий
Представьтесь
контакт (не обязательно)
Ваш комментарий

AHOHC

Не убрали снег во дворе? Звоните
22.11.16
Вспомнить всех поименно

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Внимание! Горячая линия!
В Уфе накажут родителей учеников, оскорбивших одноклассницу
Водолей 2018-02-16 21:52:23
В Уфе задержаны похитители дорогих иномарок из Оренбурга
Дмитрий 2018-02-16 13:27:18
Уфимец Семён Елистратов принёс сборной России первую медаль на Олимпиаде
Georg 2018-02-12 16:44:00
В Уфе Рустэм Хамитов поздравил с юбилеем родную школу
Местный 2018-02-11 00:57:17
В Уфе отец порезал пьяного сына
Илита 2018-02-09 15:00:15
По прозвищу Птенчик (Cоциум) 08.02.18 (11:34)
Уфимец 2018-02-09 13:06:12
Экс-председатель уфимского ЖСК «Дуслык-Строй» пойдёт под суд
Полина 2018-02-08 14:31:12
Не падать раньше выстрела (Cоциум) 01.02.18 (19:13)
Лариса Владимировна 2018-02-07 13:56:47
Глава сельсовета в Мелеузовском районе выделил землю в водоохранной зоне
Людмила 2018-02-07 00:03:13
Встретились «однажды вечером» Глафира и Иван... (Культура) 15.01.18 (19:40)
Елена 2018-01-20 19:25:07
Врачи рискуют остаться без медсестёр (Экономика) 27.03.13 (10:39)
Буравдева 2018-01-20 00:54:10
Встретились «однажды вечером» Глафира и Иван... (Культура) 15.01.18 (19:40)
Светлана 2018-01-19 13:01:40

  • В Уфе протестировали  современное оборудование,которое будет использоваться на выборах
  •   В фойе Национального молодёжного театра РБ имени  М. Карима открылась фотовыставка Светланы Комковой «Путями памяти и славы!»
  • В Башкирском театре оперы и балета открылась фотовыставка Александра Данилова