Издательство «Республика Башкортостан»

Неуловимые мыслители

Встреча президента республики с писателями, состоявшаяся 18 июня в Национальной библиотеке, была широко освещена в прессе. Общий тон публикаций мало отличался от сообщений федеральных СМИ о встречах высших российских руководителей с писательской братией.

Автор: Игорь САВЕЛЬЕВ
версия для печати

Сейчас попытался прикинуть — таких бесед в новейшей истории было, кажется, пять: в 2005-м Владимир Путин и Жак Ширак общались с делегацией российских литературных звезд в Елисейском дворце; затем тогдашний вице-премьер Дмитрий Медведев побеседовал с добрым десятком «топовых» авторов; в начале 2007-го Владимир Путин внезапно для всех принял группу молодых писателей; спустя два года он же отпраздновал в писательском кругу свой день рождения; а год назад повстречался с группой авторов на мероприятиях Российского книжного союза. Я опускаю некоторые «промежуточные» мероприятия: так, Дмитрий Медведев, уже в статусе президента, общался с молодыми деятелями культуры, среди которых были и литераторы; Владислав Сурков несколько раз принимал писательские делегации в бытность свою одним из руководителей кремлевской администрации и прочее.


Да. Пожалуй, я назвал все мероприятия такого рода. Большинство из них, кстати, устраивались в одном примерно стиле — большой круглый стол, чаще всего с чашками чая, от десяти до пятнадцати приглашенных, призыв хозяина встречи к неформальному разговору, в случае с Путиным однажды подкрепленный «тяжелой артиллерией» (собакой Кони).


Чаще всего — неподготовленность гостей (как будто их подняли с постели и привезли на «воронке», а не предупредили заранее), невнятность высказываний, резкие перепады тем — от высокого до каких-то нелепых частностей, не вполне достойных такого разговора. Чаще всего — удивление хозяина, явно ждавшего чего-то другого. Причем Рустэм Хамитов это удивление скрывать не стал и был достаточно откровенен: «Я шел на встречу писателей, а попал на встречу финансовую».


Но я считаю нужным сказать об отличии, которое мне кажется главным. Почти все мероприятия, о которых я упомянул выше, соответствовали сложившемуся «государственному стандарту», формату любых подобных встреч: была официальная часть беседы и неофициальная, без прессы. В Ново-Огарево, куда приезжали молодые авторы, это были — по ощущениям — даже как две разные беседы, в том числе и визуально: когда ушла пресса, охрана раздвинула тяжелые шторы и погасила электрический свет. Видимо, наглухо зашториваться на «официальной части» принято затем, чтобы солнце не мешало телекамерам. Недавняя беседа с Рустэмом Хамитовым же фиксировалась журналистами от и до, все два часа. Мне эта открытость понравилась.


Так что же наша пресса? — мое лирическое отступление слишком затянулось. Тон публикаций российской и башкортостанской печати о похожих мероприятиях, в целом, совпадал (в целом — потому что наши журналисты обычно пишут более уважительно, чем их московские коллеги). В большей или меньшей степени это такое легкое удивление от экзотики, даже с долей иронии. Да, писатели в наше время — своего рода экзотика (не привилегированная каста, как было в советские годы, и вроде бы даже не совсем профессия). Разноголосица их спонтанных речей по сравнению с обычной четкостью президентского протокола — экзотика. Даже финансовые вопросы в такой постановке и то экзотика (денег у президентов просят многие, если не все, но только писатели просят их только за то, что они писатели, без всяких других разумных обоснований, смет и прочего).


Литературная среда — мир очень тесный, что в российских масштабах, что в республиканских. Все друг друга знают, и все всё друг другу передают, так что судить можно обо всех встречах в формате «писатели — власть». Почти все их участники выходили из высоких кабинетов и торжественных залов с одинаковыми эмоциями: «Эх! Да что же я не обсудил то-то и то-то, а молчал или говорил о чем-то второстепенном, да так неудачно». Серьезные, умные, откровенные разговоры, которых так ждали от этих бесед государственные и политические лидеры, все-таки происходят, но постфактум, и в головах литераторов, которые без конца прокручивают: вот что надо было сказать и вот как ответить.
Интересный вопрос: а почему так происходит? Почему военачальники, директора заводов, министры какие-нибудь не терзаются (вероятно) такими вопросами, а внятно и предметно обсуждают все то, что обе стороны хотят обсудить?


Думаю, дело в тонкости, заведомой неуловимости этих понятий: духовность, нравственность, воспитание души человека. Тех вопросов, которые озвучиваются во вступительном слове к каждой встрече «писатели — власть», но в первые же минуты подменяются всем, чем угодно, — но другим. Мне кажется, что ни писатели, ни власть пока так и не научились об этом разговаривать на понятном друг другу языке. Но — мучительно пытаются, а может быть, и учатся. Хорошо бы, если так.

Сейчас попытался прикинуть — таких бесед в новейшей истории было, кажется, пять: в 2005-м Владимир Путин и Жак Ширак общались с делегацией российских литературных звезд в Елисейском дворце; затем тогдашний вице-премьер Дмитрий Медведев побеседовал с добрым десятком «топовых» авторов; в начале 2007-го Владимир Путин внезапно для всех принял группу молодых писателей; спустя два года он же отпраздновал в писательском кругу свой день рождения; а год назад повстречался с группой авторов на мероприятиях Российского книжного союза. Я опускаю некоторые «промежуточные» мероприятия: так, Дмитрий Медведев, уже в статусе президента, общался с молодыми деятелями культуры, среди которых были и литераторы; Владислав Сурков несколько раз принимал писательские делегации в бытность свою одним из руководителей кремлевской администрации и прочее.
Да. Пожалуй, я назвал все мероприятия такого рода. Большинство из них, кстати, устраивались в одном примерно стиле — большой круглый стол, чаще всего с чашками чая, от десяти до пятнадцати приглашенных, призыв хозяина встречи к неформальному разговору, в случае с Путиным однажды подкрепленный «тяжелой артиллерией» (собакой Кони).
Чаще всего — неподготовленность гостей (как будто их подняли с постели и привезли на «воронке», а не предупредили заранее), невнятность высказываний, резкие перепады тем — от высокого до каких-то нелепых частностей, не вполне достойных такого разговора. Чаще всего — удивление хозяина, явно ждавшего чего-то другого. Причем Рустэм Хамитов это удивление скрывать не стал и был достаточно откровенен: «Я шел на встречу писателей, а попал на встречу финансовую».
Но я считаю нужным сказать об отличии, которое мне кажется главным. Почти все мероприятия, о которых я упомянул выше, соответствовали сложившемуся «государственному стандарту», формату любых подобных встреч: была официальная часть беседы и неофициальная, без прессы. В Ново-Огарево, куда приезжали молодые авторы, это были — по ощущениям — даже как две разные беседы, в том числе и визуально: когда ушла пресса, охрана раздвинула тяжелые шторы и погасила электрический свет. Видимо, наглухо зашториваться на «официальной части» принято затем, чтобы солнце не мешало телекамерам. Недавняя беседа с Рустэмом Хамитовым же фиксировалась журналистами от и до, все два часа. Мне эта открытость понравилась.
Так что же наша пресса? — мое лирическое отступление слишком затянулось. Тон публикаций российской и башкортостанской печати о похожих мероприятиях, в целом, совпадал (в целом — потому что наши журналисты обычно пишут более уважительно, чем их московские коллеги). В большей или меньшей степени это такое легкое удивление от экзотики, даже с долей иронии. Да, писатели в наше время — своего рода экзотика (не привилегированная каста, как было в советские годы, и вроде бы даже не совсем профессия). Разноголосица их спонтанных речей по сравнению с обычной четкостью президентского протокола — экзотика. Даже финансовые вопросы в такой постановке и то экзотика (денег у президентов просят многие, если не все, но только писатели просят их только за то, что они писатели, без всяких других разумных обоснований, смет и прочего).
Литературная среда — мир очень тесный, что в российских масштабах, что в республиканских. Все друг друга знают, и все всё друг другу передают, так что судить можно обо всех встречах в формате «писатели — власть». Почти все их участники выходили из высоких кабинетов и торжественных залов с одинаковыми эмоциями: «Эх! Да что же я не обсудил то-то и то-то, а молчал или говорил о чем-то второстепенном, да так неудачно». Серьезные, умные, откровенные разговоры, которых так ждали от этих бесед государственные и политические лидеры, все-таки происходят, но постфактум, и в головах литераторов, которые без конца прокручивают: вот что надо было сказать и вот как ответить.
Интересный вопрос: а почему так происходит? Почему военачальники, директора заводов, министры какие-нибудь не терзаются (вероятно) такими вопросами, а внятно и предметно обсуждают все то, что обе стороны хотят обсудить?
Думаю, дело в тонкости, заведомой неуловимости этих понятий: духовность, нравственность, воспитание души человека. Тех вопросов, которые озвучиваются во вступительном слове к каждой встрече «писатели — власть», но в первые же минуты подменяются всем, чем угодно, — но другим. Мне кажется, что ни писатели, ни власть пока так и не научились об этом разговаривать на понятном друг другу языке. Но — мучительно пытаются, а может быть, и учатся. Хорошо бы, если так.

Опубликовано: 28.06.12 (23:11) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Колумнисты
В комсомол в первую очередь принимали самых лучших, и в том тоже был воспитательный момент.    
Написать комментарий
Представьтесь
контакт (не обязательно)
Ваш комментарий
-->

  • Рустэм Хамитов вручил государственные награды работникам строительного комплекса Башкортостана
Наблюдение за реками в режиме онлайн Наблюдение за реками в режиме онлайн
Жительница Абзелиловского района украла у односельчанки самовар. Прихватила и чайный сервиз
Радик Мухарямов 2018-08-06 08:28:00
В 62 года пора бы уже и о Боге задуматься, о замаливании былых грешков, а вот нет, тянет некоторых... далее
Где в республике самые плохие дороги?
Костя 2018-08-06 02:47:40
Вопрос таков: Где разметка на трассе м-7 и м-5? Дорожным ямам в районе Кропочево более 15 лет а... далее
В Башкирии предлагают ввести карантин
Дмитрий 2018-08-05 02:32:59
Про птичий грипп информационные каналы вещают уже второй год, но если подумать, откуда он появился?... далее
Юного туймазинца убил газ для зажигалок
Радик Мухарямов 2018-08-04 23:59:23
Слепое подражание кому-то в интернете или услышанному где-то приводит к таким печальным... далее
В Буздяке будет построена новая школа
Ярослав 2018-08-04 09:45:14
А почему в деревнях закрывают школы?... далее
Рустэм Хамитов: Производительность труда в сельском хозяйстве нужно повышать
Радик Мухарямов 2018-08-03 12:30:22
Всё правильно с экономической точки зрения. Да вот только куда девать высвобождающихся людей?... далее
В Салавате прошла пятая республиканская спартакиада среди пенсионеров
Валерий 2018-08-02 13:51:57
Странно, что статью о Спартакиаде написал человек, которого в Салавате не было. Дали нам только... далее
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-29 22:15:07
Лесозаготовители всегда и везде вели и ведут свои дела с высоким уровнем доходности... В... далее
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
Радик Мухарямов 2018-07-28 19:39:37
Если бы эту технику нам предоставили в 2007 году. Тогда весной-летом по республике прошли мощные... далее
Звёздный час епископа Николая (Cоциум) 25.07.18 (19:19)
О. Георгий (Исмагилов) 2018-07-28 15:08:56
Нам остаётся хоть чуток равняться на своего владыку если Он так часто служит ,то и нам не только по... далее
Высокая планка («Ветеран») 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-27 13:08:26
Дамир Мударисович всегда и везде был на острие технического, научного и общественного ... далее
Прихоть или законное право? (Образование) 19.07.18 (19:02)
ВВ 2018-07-25 15:31:08
Госдума 25 июля приняла Закон о языках, оставив всем гражданам России право на обучение языкам... далее

Вернуться